Лисицын Л. Н. "Дорогой солдата"


Бой за станцию Гейковка


27 октября 1943 г.

В полночь по оврагу вошли в деревню Христофоровка. Жители не спали, они угощали нас молоком, яйцами, медом, хлебом - всё несли нам и радовались нашему приходу, своему освобождению.

В разведку ушел лейтенант Соколов 1  . Перед рассветом в балке установили минометы и рано утром, поддерживая наступление пехоты, открыли огонь.

Часов в 10 снялись с огневой позиции, под обстрелом перешли ручеек, по оврагу, по которому он протекал, прошли вперед, под обрывом установили минометы и сразу открыли огонь. Сходили за минами, а когда вернулись, пехота далеко ушла вперед. Быстро снялись с огневой позиции, вышли на поле и здесь старший сержант Хримян 2  , командир расчета, увидел километра за два впереди немецкую автомашину и около неё человек 10-15 немцев. Сразу установили миномет и с первой мины накрыли цель - машину закрыло дымом разрыва, она сразу, набирая скорость, скрылась за деревьями. Налет "мессершмитов" заставил нас разбежаться в стороны. Залегли в поле и переждали. После налета вышли через поле к аллее больших лип - она вела к станции Гейковка.

Рядом со станцией, в зелени деревьев были видны дома поселка. С его окраины бил пулемет и не давал возможности перейти через переезд железной дороги. По одному перебежали через железнодорожный переезд, проходящий выше поля по двухметровой насыпи. Под прикрытием насыпи прошли метров 800 и почти достигли станции, которая была за насыпью. Лейтенант Соколов с солдатом Безбородым 3  , исполнявшим в части обязанности почтальона, высоким, плечистым, белобрысым парнем, сумел перейти через железнодорожное полотно, чтобы узнать обстановку в районе станции и поселка и корректировать огонь. Все мы, навьюченные материальной частью, прислонились к насыпи железной дороги и ждали дальнейшей команды.

Низко, пригибаясь, вдоль по выемке железной дороги, со стороны станции бегут человек 10 солдат и с криками: "Бронепоезд, бронепоезд!" - мгновенно исчезают. Вслед за ними бегут ещё солдаты и кричат: "Танки, танки!" Командир роты, лейтенант Каратаев, установил к бою 3 миномета, с которых сразу открыли огонь, но, хотя мины рвались на крышах вагонов бронепоезда, он медленно продолжал идти вперед, к нам. Только подорвав рельсы, заставили бронепоезд остановиться. В это время, со стороны поля, примыкавшего к железной дороге и заросшего кукурузой, перешли в атаку немецкие автоматчики при поддержке 5-7 танков. Сплошной поток очередей из автоматов залил всё вокруг. Пули разрывались при попадании в листья и стволы кукурузы. Невообразимый треск и грохот заглушал слова. Слева за насыпью - немцы, впереди нас - бронепоезд, справа - контратака немецкого батальона автоматчиков с 5-7 танками - так мы сразу очутились в огневом мешке. Около меня, на насыпи, лежит старший сержант Соколов. Неожиданно рядом с его головой что-то плюхнулось, взрыло землю и болванка-снаряд, ослабленная силой удара, выскочила рикошетом вверх. Он вскочил, и, ни на что не обращая внимания, бросился бежать назад. Заглушая разрывы снарядов и мин, вокруг нас стоял сплошной лавинообразный треск разрывающихся автоматных пуль. Я вместе со всеми, взяв лотки с минами, вдоль насыпи отбежал обратно к переезду.

Перед нами расстилалось открытое поле, на котором не было ни складки, ни ложбинки. В багровых лучах заходящего солнца, слева, метрах в 50 от нас, горели два танка Т-34. Они были подбиты сразу в начале контратаки немцев. Дым густой пеленой шел в нашу сторону и под его прикрытием мы отошли метров сто от дороги. Рядом упала одна, вторая, третья мина - сразу сплошной треск, хлопанье, свист осколков - облако дыма накрыло всё пространство, куда успело выбежать человек пятьдесят. Не останавливаясь, пробегаю сквозь дым и грохот. Осколки располосовали шинель на рукавах, полах, спине. На шинели кругом свежие дыры, но только один осколок слегка задел, как и на Днепре, мякоть левой ноги. Ранило Левина и других товарищей. Не обращая внимания, бегу дальше и метров через 400 наконец спускаюсь в балку, где сосредоточились остатки нашей бригады: пехота, артиллерийский дивизион, минометный батальон. Здесь я узнал, что ранило командира роты лейтенанта Каратаева и не вернулись со станции Гейковка лейтенант Соколов и рядовой Безбородый. Узнал я также, что во время налёта авиации, утром, "мессершмит" сжег нашу машину 2-й роты, с минометами, связью для батальона, продуктами. Старший сержант Боровых, бросивший ствол миномета при бегстве, взял себе другой из сгоревшей машины.

В балке выбрали позицию, на которой установили минометы, стали вести огонь, но в вечерних сумерках не было видно разрывов мин. Стемнело. Нигде никого не слышно и не видно. Решили идти в деревню Христофоровка, километра за три, откуда утром мы начали наступление. Часов в 11 вечера пришли в деревню. Я зашел в хату и переночевал.

 

28 октября 1943 г.

Утром проснулся рано, часов в 7. Ярко светило солнце. Белая мазанка, где я ночевал, располагалась на обрывистом берегу оврага. Умылся, побрился, позавтракал оладьями в сметане, приготовленными гостеприимной хозяйкой. Все ушли рано и не разбудили меня, считая раненым. Зашел в санвзвод, сделал перевязку и пошел обратно к станции Гейковка искать своих. На повороте дороги, у окраине деревни, встретил майора Удалова, зам. командира бригады по политчасти, небольшого роста, лет 50, в фуражке. Он спросил: "Ты куда?". Я рассказал ему суть дела, и он направил меня в Гейковку. Вышел на дорогу через поле, подсел на попутную подводу и через час был уже в Гейковке, где в аллее встретил Кирсанова и остальных ребят, очень обрадовавшихся моему возвращению. Они удивились, что я принес в лотках мины. Я узнал, что во время вчерашней контратаки немцев командир первого мотострелкового батальона, капитан Лемонджава 4   с группой автоматчиков, человек 20-30, отошел в кустарники вблизи станции и в полночь штурмом выбил немцев из станции и поселка. Тем самым была выполнена задача предыдущего дня, когда три бригады безуспешно штурмовали станцию Гейковка, расположенную в 22 километрах западнее г. Кривой Рог. Мне сказали также, что лейтенант Соколов и рядовой Безбородый попали к немцам в плен и были расстреляны на станции.

Пересекли железную дорогу и через кукурузное поле, где вчера шли в контратаку немецкие автоматчики, мы вошли в деревню Веселая Долина. Население очень радушно встретило нас - выносили молоко, хлеб, яйца. Для всех нас приготовили обед. Огневую позицию оборудовали на окраине деревни. День прошел удивительно спокойно. Вечером поужинали и расположились спать. Я лег в хате старосты и уже заснул, когда слова: "- Лисицын, Лёнька!" - сразу разбудили меня.


 1  СОКОЛОВ Михаил Дмитриевич, 1911 гр., уроженец г. Москва. Призван в Красную Армию в 1941 году Куйбышевским РВК г. Москвы. На фронте с октября 1943 года. Адъютант (начальник штаба) минометного батальона 63-й мбр, лейтенант. Награжден за октябрьские бои орденом Красной звезды . Погиб,  29.10.1943, был похоронен на ст. Гейковка Криворожского р-на Днепропетровской обл.
 
 2  ХРИМЯН Ашхарабек Рубенович, 1919 гр., уроженец с. Мартуни Ахалкалакского р-на Грузинская ССР. В армии с 1940 года, на фронте с июля по ноябрь 1941 года, тяжело ранен, и с октября 1943 года, дважды ранен легко. Командир расчета, затем взвода 82-мм минометов минометного батальона 63-й мбр, сержант, ст. сержант, старшина. Награжден двумя медалями "За отвагу" за бои в октябре  и декабре  1943 года, орденами Красного Знамени , Отечественной войны II степени  и Красной звезды .
В 1985 году награжден орденом Отечественной войны I степени в честь 40-летия Победы.
 
 3  БЕЗБОРОДЫЙ Семен Товьевич, 1925 гр., уроженец г. Винница. Призван в Красную Армию Фрунзенским РВК г. Ташкента Узбекской ССР. На фронте с октября 1943 года. Минометчик минометного батальона 63-й мбр, рядовой. Погиб  29.10.1943, был похоронен на ст. Гейковка Криворожского р-на Днепропетровской обл.
 
 4  ЛЕМОНДЖАВА Шота Александрович, 1917 гр., уроженец г. Зугдиди Грузинской ССР. В Красной Армии с 1939 года, на фронте с 23 июня 1941 года, ранения: три тяжелых и два легких. С момента формирования 7-го мк командир 1-го, затем 2-го мотострелкового батальона 63-й мбр, капитан, майор. Награжден медалью "За отвагу" , орденами Отечественной войны II степени , Александра Невского  и дважды Красного  Знамени .
В наградных листах неоднократно подчеркивается, что выполнял задачи командования с минимальными потерями подчиненных.
В 1985 году награжден орденом Отечественной войны I степени в честь 40-летия Победы.
 
 Предыдущая глава  Вернуться  Следующая глава