Лисицын Л. Н. "Дорогой солдата"


Во втором эшелоне


22 декабря 1943 г.

Весь день мы простояли во втором эшелоне и были готовы к бою. С утра и до вечера на фронте велся сильный орудийный огонь, но к вечеру всё затихло, ночь прошла спокойно.

 

23 декабря 1943 г.

Рано утром немцам удалось прорвать фронт и выйти в наше расположение - на линию второго эшелона. В степи, покрытой снегом, показались черные коробки танков. Они шли на полной скорости, вздымая буруны снега. Ещё пройдет немного времени, и с хода, прорвав заслон потрепанных в боях частей, расположенных во втором эшелоне, немцы вырвутся на оперативный простор. Но их уже ждали. Полк самоходных установок с пушками калибром 152 мм занимал недалеко от нас боевые позиции.

Наступила тишина. Танки немцев всё ближе и ближе. До них осталось полтора километра. Рявкнули залпом 152 мм пушки, тяжело задрожала земля. Вибрирующий звук от полета снарядов напоминал звучание басовых труб гигантского органа. В черных коробках танков на какое-то мгновение появились дыры - и моментально за попаданием снарядов - столбы пламени взлетели на месте, где только что видны были мчащиеся вперед танки. Гигантские султаны пламени и дыма взвились в степи. Оставшиеся целыми машины развернулись и моментально скрылись из вида. Больше немцы на этом участке фронта не предпринимали попыток к наступлению.

 

23, 24 и 25 декабря приводили себя в порядок: латали и чистили обмундирование, чистили орудия, высыпались в тесных землянках. Я жил вместе с Дороховым в одной землянке. Ночью мы накрывались с головой шинелями, и, тесно прижавшись друг к другу, засыпали.

Дни стояли солнечные, морозные. Утром большой красный диск солнца медленно всходил над горизонтом в туманной дымке, закрывавшей всё вокруг. Часовые будили солдат, спавших в землянках, - пора вставать, умываться и идти за завтраком. Легкий ветерок разгонял туманную дымку, солнце поднималось низко над горизонтом. После завтрака начинался обычный день с хлопотами, суетой, разными хозяйственными делами. Просто удивительно, как быстро осваивали новые места и привыкали жить в "комфортных" условиях!

25 декабря, под вечер вымылись в "бане". "Баня" была оборудована под брезентовой крышей двух "студебекеров". В одной машине раздевались, в другой мылись. Всё белье и обмундирование прожарили в бочках. После бани оделись во влажную одежду и по морозу сразу шли к землянке. Ни один человек не заболел, но насморк мучил многих.

26 декабря под вечер команда: грузиться в машины. Быстро всё свернули и погрузили: мины, минометы, сами сели в машины и в них же поужинали. Было холодно. Машины долго, часа четыре стояли. Командиры уточняли маршрут на марш. После ужина медленно тронулись. Команда: "Не отставать! Следить за впереди идущей машиной!"

На задних бортах машины были повешены белые тряпки.

Колонна машин медленно шла по проселочной дороге. Но вот поворот, и под колесами - асфальт! Впервые после Кривого Рога мы выехали на асфальтированное шоссе. Машины сразу набрали скорость. Шоссе спускается вниз, проезжаем выемку и перед нами мелькают белые домики города Александрии - одноэтажные на окраине, двухэтажные в центре. Быстро - часа за полтора, проехали пятьдесят километров и на рассвете колонна машин остановилась на окраине станции Знаменка. Машины стояли на шоссе, укрытые большими деревьями. Рядом домики, слышно, как поют петухи и лают собаки. Утром зашли погреться в хату. Во второй половине дня снова выехали в поле, снова рыли окопы, землянки - всё необходимое для боя и жизни на новом месте. Погода испортилась. Шел снег, ненадолго наступало прояснение и снова шквал снега залеплял все вокруг. Так, в землянках, мы встретили новый, 1944 год под свист разыгравшейся вьюги и треск огня в земляной печурке.

Под новый год я получил из дома письма. Отец писал, что ездил в день отправки нас на фронт в наш лагерь, - хотел навестить меня. В этот день мы были уже в городе Клин на железнодорожной станции и грузились в эшелоны.

Под новый год, 31 декабря, опять была баня, опять прожарили обмундирование от вшей.

В ночь на Новый год я уснул пораньше.

С 1 января 1944 года стали готовиться к наступлению - получали боеприпасы, очищали мины от густой смазки, укомплектовали расчеты и распределяли имущество по машинам. В непрерывной работе прошли 1, 2 и 3 января.


 Предыдущая глава  Вернуться  Следующая глава