Погребной  С. А. "Лавиной стали и огня"


ИСПЫТАНИЕ ОГНЕМ


После разгрома немецко-фашистских войск в битве под Курском Советская Армия развернула мощное наступление на широком фронте от города Велижа до Черного моря.

Гитлеровская армия, перейди к вынужденной обороне на всем советско-германском фронте, стремилась удержать занимаемую территорию и остановить наступление советских войск на рубеже Велиж, Дорогобуж, Брянск, Сумы и рек Северский донец, Миус. Особое внимание противник уделял организации обороны по западному берегу многоводной и широкой реки Днепр. Здесь находилась развитая в инженерном отношении основная часть оборонительного рубежа под громким названием «Восточный вал». Фашистская пропаганда хвастливо заявляла о его неприступности. Но надежды гитлеровцев отсидеться за «Восточным валом» были сорваны решительными наступательными действиями войск Центрального, Воронежского и Степного фронтов.

Войска Степного фронта под командованием генерала армии И. С. Конева после освобождения Харькова развернули наступление в общем направлении на Полтаву и Кременчуг. Преследуя и уничтожая противника, они 23 сентября выбили его из Полтавы и к концу месяца вышли на участке от Кременчуга до Днепропетровска к Днепру, захватили несколько плацдармов на западном берегу, из которых наиболее значительным был плацдарм юго-западнее Кременчуга.

В ходе ожесточенных боев, длившихся до 10 октября, плацдарм в районе Кременчуга удалось значительно расширить. Отсюда войска фронта должны были вести наступление.

7-й механизированный корпус после выгрузки в Харькове и Полтаве к 13 октября 1943 года заканчивал сосредоточение в районе Хандылеевки, в 40 километрах южнее Полтавы. Он поступил в распоряжение командующего Степным (с 20 октября 2-й Украинский) фронтом.

Планом операции предусматривалось наступление ударной группировки войск 2-го Украинского фронта в общем направлении на Пятихатки и Кривой Рог. Главный удар наносили 5-я гвардейская и З7-я армии, для развития прорыва в направлении на Пятихатки вводились 5-я гвардейская танковая армия и 7-й механизированный корпус. На период операции по дальнейшему расширению плацдарма на правом берегу Днепра и в целях более тесного взаимодействия в ходе наступления 7-й механизированный корпус был передан в оперативное подчинение 5-й гвардейской танковой армии генерал-лейтенанта танковых войск П. А. Ротмистрова.

7-му механизированному корпусу предстояло действовать в первом эшелоне армии на ее левом фланге совместно с 29-м гвардейским танковым корпусом, наступавшим правее. Затем со стрелковыми соединениями 37-й армии завершить прорыв обороны противника и в дальнейшем стремительно развивать наступление в направлении Пятихаток.

С боевой задачи в корпусе развернулась непосредственная подготовка к наступлению, которая велась тщательно.

13 октября с первыми лучами восходящего солнца командир корпуса генерал-майор И. В. Дубовой с группой руководящего состава начальниками отделов штаба, родов войск, командирами бригад и отдельных полков выехал на плацдарм, чтобы ознакомиться с обстановкой, а также произвести рекогносцировку дорог до реки, переправ через Днепр, исходного района и маршрутов до переднего края.

В те дни на юге Украины стояла теплая погода, ярко светило солнце, сухие дороги покрывал толстый слой пыли. От движения машин поднималась сплошная завеса, что создавало определенные трудности для водителей боевой техники и транспорта. Днепр и всю пойму окутывали дымовые завесы, прикрывая в дневное время переправы, перегруппировку и сосредоточение войск на плацдарме.

После рекогносцировки, во второй половине дня, генерал-майор И. В. Дубовой поставил боевые задачи частям. Корпус вводился в сражение в двухэшелонном построении. Первый эшелон составили 63-я и 64-я механизированные бригады, усиленные 1821-м самоходно-артиллерийским, 614-м минометным и 109-м истребительным противотанковым артиллерийским полками. Действуя совместно с танковыми и стрелковыми соединениями, они должны были завершить прорыв обороны противника. Второму эшелону 16-й механизированной и 41-й гвардейской танковой бригадам предстояло развить успех наступления.

Штаб корпуса в сжатые сроки довел боевые задачи до частей, подготовил документацию по управлению войсками, организовал взаимодействие, разработал вопросы артиллерийского, инженерного, технического обеспечения и материального снабжения. Большое внимание командование уделило организации и ведению разведки: в каждой бригаде первого эшелона были созданы, одна-две разведывательные группы.

В дни подготовки к наступлению в частях и подразделениях царил большой патриотический подъем. Этому способствовала активная партийно-политическая работа, проводимая командирами, политорганами, партийными и комсомольскими организациями.

В ночь на 15 октября 7-й механизированный корпус совершил 80-километровый марш и, переправившись черёз Днепр, занял исходный район для наступления.

Утром 15 октября после мощной артиллерийской и авиационной подготовки ударная группировка войск фронта перешла в наступление. В течение первого дня боев она прорвала передний край вражеской обороны и вклинилась на глубину от одного до трех километров.

7-му механизированному корпусу предстояло вступить в бой на следующий день. Вечером в бригадах, полках и отдельных батальонах прошли партийные и комсомольские собрания. Выступавшие на них давали клятву Родине сражаться смело и решительно, не щадя своих сил и жизни, беспощадно громить фашистских варваров.

Ночью в штабе корпуса и в частях многие не спали. Завтра боевое крещение соединения.

 

 

Наступило утро 16 октября 1943 года. После артиллерийской подготовки колонны танков, самоходно-артиллерийских установок, мотопехоты и артиллерии 7-го механизированного и соседнего 29-го гвардейского танкового корпусов нескончаемым, казалось, потоком устремились в горловину прорыва. Вскоре дым и пыль, смешавшись в воздухе, превратились в непроницаемую завесу.

В 10 часов бригады первого эшелона корпуса, выйдя на рубеж Михайловка, Тарасо-Григорьевка, развернулись в боевой порядок и совместно с полками 10-й гвардейской воздушно-десантной дивизии 37-й армии атаковали противника.

63-я и 64-я механизированные бригады полковника А. В. Жукова и подполковника С. В. Стародубцева, преодолевая огневое сопротивление и отражая танковые контратаки гитлеровцев, медленно, но уверенно продвигались вглубь их обороны.

Немецко-фашистские войска дрались с упорством, стремились, во что бы то ни стало удержать позиции, но были вынуждены отступать под неудержимым натиском советских бойцов. В небе над Днепром не прекращались воздушные бои. На земле горели вражеские танки, самоходные орудия и машины. Земля около траншей и окопов была усеяна трупами гитлеровских солдат и офицеров.

В ходе пятичасовых ожесточенных боев удалось окончательно сломить сопротивление противника в полосе наступления 7-го механизированного корпуса и наряде других участков.

63-я и 64-я механизированные бригады, освободив Михайловку и Тарасо-Григорьевку, начали преследование противника.

В первый дань наступления особое мужество проявили воины 84-го танкового полка майора А. П. Чеховского, 177-го танкового полка подполковника И. П. Карпова, артиллеристы 1821-го самоходно-артиллерийского полка подполковника М. М. Гаврилова и 109-го истребительного противотанкового полка подполковника М. И. Гриценко.

Утром 17 октября генерал-майор И. В. Дубовой ввел в бой второй эшелон 16-ю механизированную бригаду полковника А. М. Железняка и 41-ю гвардейскую танковую бригаду гвардии подполковника Ф. П. Васецкого с задачей развить успех наступления в направлении Пятихаток.

...41-я гвардейская танковая бригада освободила село Чистополь и готовилась к штурму города. Командир бригады полковник Ф. П. Васецкий был очень занят принимал решение на штурм города, тем не менее, ему доложили о каком-то настойчивом визитере. Минуту спустя перед ним предстал невероятно худой, в дырявых штанах и тапочках, в майке, продрогший на осеннем ветру мальчуган. Он назвался жителем Пятихаток и довольно толково рассказал о расположении вражеских танков и орудий, складов с боеприпасами, ответил на уточняющие вопросы. Сведения, сообщенные юным патриотом, сыграли немалую роль при штурме вражеских укреплений.

В перипетиях горячего боя Ф. П. Васецкий не успел спросить у мальчика фамилию, имя и отчество, а после освобождения Пятихаток не смог сделать этого из-за ранения. Но и после войны его не оставляла мысль найти юного героя, способствовавшего успешным действиям частей корпуса. Однажды, участвуя в телевизионной передаче в Днепропетровске, ветеран рассказал об этом случае. Передача еще не закончилась, когда в студии раздался звонок и полковника попросили к телефону. Один из телезрителей сообщил, что он хорошо знает человека, о котором рассказал Ф. П. Васецкий.

И вот спустя двадцать три года состоялась встреча бывшего командира танковой бригады с Николаем Ивановичем Мацепурой, которому в ту пору исполнилось тридцать восемь лет. Он жил и работал в Кривом Роге, был женат, имел троих детей. По представлению Ф. П. Васецкого Президиум Верховного Совета СССР 12 июня 1968 года наградил Н. И. Мацепуру медалью «За отвагу».

Сбор и доставка сведений о противнике, занимавшем Пятихатки, не единственный героический поступок Н. И. Мацепуры. Гитлеровцы, оккупировав город, угнали мальчугана вместе со многими юношами и девушками в Германию. Оп оказался в концлагере Панефвальд. Дважды бежал из него, оба раза его ловили, страшно избивали и возвращали обратно. Удалась только третья попытка. Николай преодолел тысячи препятствий и возвратился в родной город. Когда он почувствовал, что гитлеровцы готовятся к оборонительным боям, стал фиксировать в памяти расположение их частей. Услышав гул приближающихся сражений, пошел навстречу советским войскам, и ему, умудренному рейдом из нацистской Германии, удалось пройти сквозь фронт.

...Преследуя отходящего противника, не давая ему возможности вести затяжные бои, 7-й механизированный корпус 18 октября к исходу дня вышел на ближние подступы к Пятихаткам, охватывай город с северо-востока. Сосед справа 29-й танковый корпус передовыми частями вышел в это время к северо-западной части города.

По мере приближения войск к Пятихаткам сопротивление гитлеровцев становилось все упорнее. Особенно трудно пришлось подразделениям 41-й гвардейской танковой бригады, действовавшей на левом фланге корпуса. Здесь фашистам, засевшим на северо-восточной окраине города, сильным орудийным огнем удалось задержать продвижение советских танков. В ожесточенном бою отличились экипаж танка гвардии лейтенанта А. К. Петренко, уничтоживший двух «тигров», и экипаж гвардии старшины С. Н. Журавлева, подбивший три вражеских орудия.

На усилениё 41-й гвардейской танковой бригады был направлен самоходно-артиллерийский полк. Получив солидное подкрепление, она вскоре возобновила наступление. В свете вечернего заката сотни танков и самоходно-артиллерийских установок двух корпусов, словно по команде выстроившись в боевую линию, открыли интенсивный огонь по позициям, а затем стремительной атакой смяли вражескую оборону. Первым ворвался на северо-восточную окраину Пятихаток 1-й танковый батальон гвардии капитана Н. Я. Киреева 41-й гвардейской танковой бригады. Оглушая улицы лязгом гусениц, орудийными выстрелами и треском пулеметов, танки продвигались вглубь городских кварталов. В этом бою танкисты уничтожили противотанковую батарею и сожгли «тигр». 1-й батальон дал возможность другим подразделениям бригады без потерь выполнить поставленные задачи.

В 16-й механизированной бригаде, наступавшей правее, в бою за город особенно отличился 1-й мотострелковый батальон капитана Н. Н. Егорова.

К утру 19 октября город Пятихатки крупный железнодорожный узел на Правобережной Украине и мощный опорный пункт противника был освобожден. Советские войска ударили настолько стремительно, что фашисты не смогли отправить со станции несколько эшелонов два из них с новой боевой техникой и вооружением.

В боях за Пятихатки особенно отличились воины подразделений 41-й гвардейской танковой, 16-й механизированной бригад, а также 1821-го самоходно-артиллерийского полка и 40-го гвардейского минометного дивизиона.

Гитлеровцы, потерпев сокрушительное поражение в битве за Днепр, решили нанести бомбовый удар по городу и железнодорожному узлу. Ранним утром 19 октября в небе над Пятихатками появились сначала одна, затем другая и третья группы самолетов, бомбивших преимущественно жилые кварталы, В тот день зенитчики 1713-го зенитно-артиллерийского полка сбили семь вражеских бомбардировщиков,

После освобождения Пятихаток наступление советских войск возобновилось с новой силой. Введенный в сражение на правом фланге 5-й гвардейской танковой армии 18-й гвардейский танковый корпус, преследуя противника, устремился к Кривому Рогу. 24 октября танкисты корпуса и десант пехоты ворвались в город, однако закрепить успех не удалось, так как не успело подойти подкрепление.

7-й механизированный корпус повел наступление в направлении на Анновку, Кривой Рог. В первом эшелоне дёйствовали 63-я и 64-я механизированные бригады. Противник, отступая, всюду, где мог, стремился занять оборону. Особенно упорные бои разгорелись 20 я 21 октября. Сломив вражеское сопротивление, 25 октября к исходу дня корпус занял позиции южнее Анновки. Преследуя противника и продвигаясь в южном направлении, наступавшие части, освободив ряд населенных пунктов, к ночи 28 октября достигли рубежа железной дороги в 5—10 километрах западнее Кривого Рога.

Выход войск 2-го Украинского фронта (5-й гвардейской танковой, 37-й армий и 7-го механизированного корпуса) на подступы к Кривому Рогу создал угрозу левому флангу немецко-фашистской группировки, оборонявшейся на днепропетровском направлении. Воспользовавшись этим, войска 3-го Украинского фронта перешли в наступление и освободили город Днепропетровск и прилегающие к нему районы. А это привело к тому, что плацдармы войск 2-го и 3-го Украинских фронтов на Правобережной Украине к концу октября 1943 года были объединены в один кременчугско-днепропетровский.

На плацдарме разгорелись ожесточенные бои. В течение почти недели 7-й механизированный корпус, действовавший уже в составе 37-й армии, сдерживал натиск превосходящих сил врага.

Исключительно напряженные бои с немецкими танками части корпуса вели на рубеже реки Ингулец в районе Ново-Лозоватки. Здесь противник, сосредоточив крупные силы, неоднократно пытался с ходу форсировать реку и ударом на Кривой Рог окружить правофланговые дивизии 37-й армии, действовавшие западнее города. Отражая настойчивые атаки фашистов, корпус обеспечил отвод дивизий на правый берег реки.

 

 

В районе Ново-Лозоватки, на берегу реки Ингулец, занимал огневую позицию расчет орудия сержанта Н. Д. Андреева из 109-го истребительного противотанкового артиллерийского полка. Отражая атаки противника, расчет поджег «тигр». Увидев, что гитлеровцы навели через реку переправу, артиллеристы разрушили ее и расстреляли пять автомашин с пехотой. Грудь отважного командира орудия вскоре украсил орден Красной Звезды.

Непоколебимую стойкость и высокое мастерство в этих боях проявили воины противотанковой артиллерийской батареи 1-го мотострелкового батальона 63-й механизированной бригады. Сопровождая огнем мотострелковые подразделения, расчет сержанта А. И. Пачеса метким огнем выбил врага, засевшего на станции Гейковка (под Кривым Рогом), и обеспечил их продвижение.

В районе села Богдановка на батарею вышло восемь фашистских танков, стрелявших на ходу. Мужественные артиллеристы не дрогнули и подожгли четыре танка. Это подействовало на психику гитлеровцев: уцелевшие машины поспешили скрыться от прицельного огня. Расчет сержанта А. И. Пачеса Уничтожил тогда два танка противника. Но и артиллеристы понесли большие потери: было разбито орудие, смертельно ранило наводчика Юрия Гумилевского, Тяжелое ранение получил заряжающий Оналтай Марин, не миновал осколок и командира орудия сержанта Пачеса.

Всем им в ту пору было по восемнадцать лет. Летом 1943 года Александр Пачес и Оналтай Марин были направлены в состав формировавшейся механизированной бригады и оказались в одном орудийном расчете. Но недолго сражались они рука об руку. Госпиталь разлучил друзей. Пачес поправился быстро и вернулся в свою часть, а Марин попал в глубокий тыл, лечился долго и после выздоровления воевал в дивизионе гвардейских минометов. У них появились новые боевые товарищи, но и тот, и другой сохранили на всю жизнь чувство дружбы, возникшее во время формирования корпуса и окрепшее в первых, самых трудных для них боях. Забегая вперед, надо сказать, что доктор медицинских наук, профессор Александр Ильич Пачес и учитель средней школы Оналтай Омабаевич Марин поддерживают теплые товарищеские отношения, какими те были в пору их далекой фронтовой юности.

В 64-й механизированной бригаде отличился стрелковый взвод, в котором служил сержант Николай Овсянников. Не новичок на фронте он прибыл в бригаду из госпиталя Овсянников был назначен помощником командира взвода и комсоргом роты. На комсомольском собрании перед наступлением он говорил товарищам:

Самое трудное в бою подняться в атаку под огнем противника. Мы, комсомольцы, должны показывать пример. И я предлагаю принять такое решение: по команде командира роты первыми ринуться вперед.

В наступлении на Пятихатки комсомольцы сдержали слово, за ними последовали все солдаты. А первым на бруствер окопа вымахнул комсорг Николай Овсянников.

Атака роты была успешной. Бойцы уничтожили расчеты вражеской батареи и спасли от угона в Германию свыше пятидесяти юношей и девушек, со страхом я надеждой слушавших сквозь вагонные доски грохот приближавшегося боя.

Уроженец Орловской области сержант Николай Овсянников погиб при освобождении поселка Первомайский, под Кривым Рогом.

 

 

В ходе контрударов противнику удалось продвинуться всего на 25 километров. В течение ноября и декабря войска 2-го Украинского фронта не прекращали здесь наступательные действия.

Утром 5 ноября поступил приказ о выводе 7-го механизированного корпуса во второй эшелон. После короткого марша он сосредоточился юго-восточнее Пятихаток.

В боях на криворожской земле при отражении наступления крупной танковой группировки воины корпуса проявили исключительное мужество и стойкость. Они уничтожили и подбили 219 танков и самоходных орудий (большинство «тигров», «пантер» и «фердинандов»), 172 орудия и миномета, 7 самолетов, 1 бронепоезд, уничтожили и взяли в плен 3150 солдат и офицеров. Но и сам корпус понес существенные потери в живой силе и технике. Получили ранения командир корпуса генерал-майор И. В Дубовой, начальник политотдела полковник А. П. Андреев, начальник штаба полковник В. И. Ганьшин.

7 ноября 1943 года, в годовщину Великого Октября, особо отличившимся воинам были вручены награды Родины.

В ноябре в командование корпусом вступил полковник Ф. Г. Катков, которому вскоре было присвоено звание генерал-майора танковых войск. Политический отдел возглавил полковник Ф. А. Лукин, из госпиталя возвратился начальник штаба полковник В. И. Ганьшин.

В период с 11 ноября по 31 декабря 1943 года корпус вел упорные бои на кировоградском направлении, западнее реки Ингулец, находясь в оперативном подчинении сначала 5-й гвардейской танковой армии, а затем 57-й и 7-й гвардейской армий. О том, как сражались воины корпуса на этом участке фронта, дают некоторое представление действия личного состава батареи самоходно-артиллерийских установок гвардии старшего лейтенанта Н. А. Чушкина из 1821-го самоходно-артиллерийского полка.

19 декабря 1943 года у села Протопопово (северо-восточнее Кировограда) батарея оказалась в полуокружении. Но никто не помышлял о том, чтобы воспользоваться спасительным путем для отхода, и все новые и новые атаки не приносили противнику успеха. Наконец настал критический момент: боеприпасы оказались на исходе. Гитлеровцы поняли это и шквальным огнем пресекали любую попытку водителей советских автомашин прорваться к позиции батареи САУ.

Проявив демонстративную активность на участке, находившемся в стороне, от пути прорыва машин со снарядами, советские воины вынудили врага перенести огонь. Этим воспользовался парторг полка старший лейтенант И. А. Одинцов. Он добрался до колонны, сел в головную машину и на полной скорости помчался в село. Гитлеровцы, поняв, что их одурачили, весь огонь сосредоточили по автоколонне. Но она уже достигла цели, и вскоре самоходно-артиллерийские установки ударили по фашистам всей мощью своего залпа. Но минутой раньше старший лейтенант И. А. Одинцов погиб. Единственной машиной, взорвавшейся от прямого попадания в десятках метров от позиции САУ, оказалась та, в которой находился отважный офицер. Погиб коммунист, участник двух войн, один из организаторов коллективизации в селах и деревнях родной Горьковской области, награжденный орденом Отечественной войны 1 и II степени, медалью «За боевые заслуги».

И таких примеров, когда воины корпуса ценою жизни обеспечивали решение боевой задачи, на кировоградском направлении было много.

Вернуться